Джей Ирин

Пристань литератора

День со вкусом шоколада

Дни разные на вкус. Вера выяснила это давно. Еще прошлым летом. Одни сдобные такие, маком посыпанные, хрустящие и поджаристые. Другие смешливые, как леденцы, щекотные такие или свежие и пушистые, как персики. Есть, конечно, безвкусные дни. Вера такие не очень любила. А кто любит? А еще бывают даже не просто безвкусные, а ужас какие безвкусные. Такие серенькие, ленивые, скучные такие деньки. Вечером, забираясь в кровать, и не понятно — то ли был день, то ли не было его совсем. Но сегодня день будет самый навороченный, самый классный, самый вкусный… Если, конечно, мы выиграем.
— Макс! — крикнула девочка, скинув одеяло. — Максимище! Ау! Я проснулась! Иди сюда и врубайся! А-а-у-у-у!
Визор молчит как партизан. Но в одежном шкафу кто-то возится. Хм! Куда телик спрятался?
Тут же изнутри в дверцу шкафа кто-то осторожно постучал.
— Упс! Макс, ха! Я ж тебя в шкафу вчера закрыла. Сейчас, подожди!
Вера выскочила из кровати и в два прыжка подскочила к двери встроенного шкафа.
Макс опять вежливо постучался изнутри.
— Да слышу я, слышу. Не тарабань. Сейчас!
Девочка щелкнула замком, и дверцы ее одежного шкафа распахнулись. Оттуда вывалился белый визор-телик. Стряхнул с манипулятора Верин бант, да потопал в середину комнаты.
— Врубайся. Сейчас мой сериал начнется.
Визор безмолвно застыл посреди комнаты, поблескивая серыми боками. Огромный экран не загорался.
— Ты чего? Да ладно, не обижайся! Включайся. Там сериал! Ну, Максимушка! Ну, прошу, прошу, прошу!
Вера дурашливо бухнулась на колени перед визором. Тот отвернул экран от девочки.
— А если я маме пожалуюсь? — ехидно спросила Вера.
Телик покачал металлической лапкой, но не повернулся. Вот вредина!
— Ок. Тогда я тебя Стасику подарю.
Визор аж подпрыгнул на месте. Резво повернулся к девочке. Расставил лапки, замер и включил экран.
— То-то же,- сказала Вера, довольно улыбаясь.
Через полчаса Вера прискакала на кухню. Ну, не совсем кухню — скорее мастерскую. Здесь половину комнаты занимали мамины железяки, провода, всякие микростаночки и так далее. Мама у Веры разработчик микроботов. Ну, не только у Веры. У её младшего брата Стаськи тоже. У них обоих.
Вера шустро очистила от запчастей кусок кухонного стола. Плеснула себе сока. Поваренок-робот застучал лапками по столу в ее сторону, неся на спине тарелку с парой горячих булочек.
— Стаська! — крикнула Верка, отхлебывая сок. — Поднимайся! Мы опаздываем. Я тут твой сок допиваю!! Можна?!
Со второго этажа, из братовой комнаты, донесcя вопль младшего брата:
— Ну, мама-а-а-а! Скажи ей! Чего Веревка мой сок трогает?!
— А мамы тут нет — она стаю повела на тестинг! — ехидно крикнула в ответ Вера.
Стаська, костлявый мальчишка лет десяти, с грохотом слетел по лестнице, и ворвался на кухню.
— Не трогай мой сок! Я же твой не трогал! Ну ты, каззява!
Вера довольно рассмеялась.
— Да ладно — не боись. Никто ничего не трогал. Зато ты быстро прибежал. Давай, лопай, опаздываем.
— Слышу, вы проснулись. Ваши вопли выбили стекла в двух кварталах. Привет, отпрыски!
Это мама появилась на кухне. За ней толпой ввалилась пара десятков микроботов. Каждый не больше десяти сантиметров ростом. Жужжа и попискивая, вся металлическая братия укатила в дальний угол кухни, и начала укладываться в пластиковую коробку.
— Привет, ма! Доброе утро! Ну, как там утренние учения? Команда готова? — почти хором спросили Стас и Вера.
Молодая женщина, откинув со лба красную прядку волос, устроилась рядом с детьми за столом. Разгребла для себя уголок. Повар, ловко перепрыгивая через куски неведомых механизмов, поскакал в ее сторону, с порцией сока и булочек на спинном подносе.
— Вот уж не волнуйтесь. Мы сегодня выступим лучше всех. Правда, если техники не будут подвисать так часто. Вера, тебе уже четырнадцать. Может хватит обижать младшего брата? Я слышала.
Вера закатила глаза. А Стас, хихикнув, показал ей язык.
— Так, молодежь! Если вы готовы, то пять минут на переодеться, и в путь. — Скомандовала мама, вставая из-за стола. — Мы сегодня победим! Аха?
— Мы победим! Мы крутые! Мы супер! — хором отозвались дети.
А Стасик радостно добавил:
— Мы спайдермены!
Вера с мамой переглянулись.
— Нет, Стася, костюм человека-паука ты оставишь дома, — сказал мама, улыбнувшись краешками губ.
— Ну, ма-а-а-а! — заканючил мальчишка. — Это же бабушкин подарок. Там такая паутина выстреливается. Мне она поможет на вертикальном подъеме.
Вера вздохнула:
— Ты же знаешь, что в конкурсе никаких сторонних приблуд, кроме микроботов использовать нельзя. Ну, что ты как маленький, а?
— Бал-лин! — прошипел Стаська, и побежал в комнату, пнув в сердцах по дороге какую-то железяку. — Черт побери!
— Ну-ка, последите за языком, молодой человек! — крикнула ему в спину мама.
Но мальчишка уже унесся.
— Ужас! — заключила Вера. — И что с ним будет, когда вырастет?
— Давай беги собираться,- рассмеялась мама,- Оба вы у меня те еще подарочки.

* * *
Трибуны стадиона полны под самый верх. В основном, родители и одноклассники участников. На самом поле, где должны начаться двадцатые летние детские соревнования микроботов, стояло одиннадцать команд. Вера со Стасом занимали самый крайний белый квадрат. Оба в белоснежных комбинезонах. У их ног, на песке, замерло двадцать пять маленьких роботов. Корпуса начищены до блеска. И техники, и гравитационники-тяжеловесы, или просто гравиташки, да и все остальные — чисто белые. Это цвет команды.
— Смотри, какие страшные роботята вот у того пацана. — Зашептал Стасик на ухо сестре.
— Где? — закрутила головой Вера, разглядывая команды соперников. Вроде у всех ребят их роботы как новенькие — ярко блестели корпусами на утреннем солнце. Каждая команда насчитывала до трех человек Старшие мальчик или девочка, и их помощники. Чаще младшие братья или сестры.
— Да вон туда смотри! — показал рукой младший брат.
— Ха! И точно! — воскликнула Вера.
Разглядела, наконец-то. В конце строя команд, на коричневом квадрате мрачно мялся ровесник Веры — парнишка лет 14-15. У ног на песке замерла команда шипастых страшноватых роботов. Темно-бордовые все. Явно старенькие.
— На какой свалке парень их набрал? — хихикнул Стасик. — Они хоть работают?
Вера тоже рассмеялась, вторя брату:
— Ну, этот нам точно не конкурент. С этим-то кошмаром-то, что он называет роботами. Фи!
Брат с сестрой еще посмеялись над горе-соперником, да и забыли про мрачного подростка. Начиналось первое испытание — флаги.
Рядом со стадионом раскинулся небольшой пруд. Там, среди деревьев на дальнем берегу или на береговых скалах, или даже под водой запрятаны флажки разных цветов — по цвету команды. Надо как можно быстрее отыскать свои и принести их на командный квадрат, на стадион.
Стасик пока оставался на квадрате — будет готовить замену для засбоивших роботов, сидеть на связи, управлять роботом-сканером и т.д.
Ребята начали готовить железных помощников к старту. Быстро и слаженно включали всю многоногую братию. Отдавали команды через ноут и голосом. Вокруг суетились другие команды.
— Ну? Готова? — дрожащим от волнения голосом спросил Стасик. Брат сидел на песке. На коленях ноут, на глазах очки-монитор от сканера. У ног замерли запасные роботы.
— Аха. — Выдохнула Вера.
Гравиташки давно сложились в кресло. Девочка уселась в гравитационное сиденье. Микроботы под локтями и коленями зажужжали, настраивая натяжение поля под ее вес.
Грохнул выстрел стартового пистолета.
— Вперед! — Скомандовала Вера. И её кресло из роботов взмыло в воздух, унося девочку в сторону озера. Со всех сторон взлетали, вспархивали или ехали по земле другие команды. На стадионе остались одни помощники, обложенные со всех сторон аппаратурой.
Первый флажок нашелся легко — его Вера заметила, когда еще пролетая над прудом — тот торчал среди веток старого дуба. Увеличив скорость «кресла», подлетела к ветке, схватила флажок. Второй тоже оказался недалеко — закопан в прибрежный песок.
Стасик в наушник давал отчеты о происходящем с другими командами. Пока все шло хорошо. Ну, первые всегда самые простые. Дальше пойдет сложнее. Еще пару флажков Стасик через робота-наблюдателя обнаружил в скальных трещинах. Робот-сканер кружил над Верой метрах в двух. Четыре флажка — это здорово.
А вот дальше пошло хуже. Сканер ничего не обнаруживал. Вера заметалась вдоль берега, около скал, облетела пару раз прибрежную рощицу.
Вокруг крутились другие команды. И воздух время от времени разрывали восторженные вопли подростков, обнаруживших нужный флажок.
Пару раз перед носом Веры по воздуху проскользнул парнишка коричневый. Парень из роботов сделал нечто подобное скейтборду. Стоял во весь рост на этой неустойчивой конструкции, и довольно шустро носился. За плечами торчало несколько флажков. Интересно, а кто у него в техниках?
— Стась, у коричневого сколько флажков? — спросила Вера братишку. Тот довольно громко застрекотал клавишами ноута.
— Три штуки. Фигня. У некоторых уже по пять, Вер! Давай еще к скалам. Осторожнее с бросками вниз, у тебя «девятка» чуть сбоит. Гравиташки могут не вынести торможение. Мягче там, лана?
— Поняла. Ну! Что видно?
— Пока нифига не видно, — грустно отозвался брат.
В этот момент отключились роботы у зеленых. Лопнула грависетка, и в воду с воплем полетела небольшая девчушка. У самой поверхности включился её страховочный рюкзак — девочка повисла кверху ногами, вопя с досады. Тут же, видимо засмотревшись на зеленую, столкнулись красные с фиолетовыми. Роботы общей кучей посыпались в воду. Над поверхностью пруда теперь трепыхались в воздухе две девчонки и рыжий парнишка. К ним тут же рванули с разных сторон спасатели-взрослые.
— Йес! — завопил в наушник Стаська. — Три команды вышли с дистанции! Супер! Ну, может они успеют собрать своих роботов до конца этапа, но не факт. Кстати, вижу флажок.
— Уф! Где? — закричала Вера.
— Нырять надо. Дно. Передаю координаты роботам.
— Ну что, парни, искупаемся? — спросила роботов Вера, натягивая на лицо маску.
Приземлилась на берег, перестроила микроботов из режима «кресло» в круглую «торпеду». Получившую тяжелую капсулу Вера взяла в руки и шагнула в воду. Прижала к груди команду, да нырнула. Роботы тут же врубили сопла, и команда белых в туче пузырьков понеслись ко дну пруда.
Через несколько минут Вера с роботами вылетела на поверхность водоема, сжимая в руке сразу пару флажков — второй оказался тоже под водой.
— Молодчина, Веревка! — завопил Стаська в ухо. — Еще четыре осталось! Но есть плохая новость — надо вернуться на квадрат. У тебя три робота глючат. Дуй сюда, быстрее.
На стадионе стоял шум, кричали трибуны. На квадратах копошились соперники. Кто-то взлетал, кто-то возвращался. Носились под ногами чужие роботята.
Стаська прыгал на их точке, призывно размахивая руками.
Вера аккуратно спланировала к квадрату. Кресло и вправду сбоило, все время заваливалось направо. Девочка боялась, что не дотянет до стадиона. Но пронесло.
— У нас осталось десять минут и четыре флажка. Сейчас попробуем обследовать ближайший берег — не летай на ту сторону. У некоторых команд тут нашлись флажки, — трещал Стаська, заменяя глючащих микроботов новыми.
Вера отрешенно кивала, напряженно вглядываясь в сторону пруда. Главное успеть. Через секунду всё было готово, и она взмыла в воздух.
Стасик оказался прав — оставшиеся флажки оказались почти у самого стадиона. Под носом.
— Вот мы идиоты! Понеслись за всеми на другой берег, а флажки тут, блин, -ворчала себе под нос Вера.
Вытянула из кустов осоки последний флажок, и рванула обратно. На стадионе почти рухнула на белый квадрат. Стаська вопил от радости. Они третьи. Не страшно. Они прошли этап. Отсеялось четыре команды
К слову, коричневый тоже прошел. Вон сидит, ковыряется в своих страхолюдных роботах. А у него еще и помощника нет. Без сканера, что ли? Вот балбесина. И нашел же как-то флажки!
С трибун прибежала раскрасневшаяся мама, полыхая огненной прической С воплем обняла детей. Стаська засмущался таких объятий:
— Ну, ма-а-а-а! Смотрят же все…
Но сам улыбался, довольный.
— Так, — скомандовала мама. — Показывайте, что тут за сбои были. Меня чуть кондрашка не хватила, когда кресло крениться начало.
— Да все нормально, ма. — Гордо выдал сын. — Я поправил. Чуток после нырка сбойнуло. И все.
— Отлично, молодой человек. Ты настоящий крутой техник. Готов к этапу, скалолаз?
Стасик опять разулыбался:
— Конечно! Я с моими роботами на любую высоченную гору залезу.
Пока шла передышка между этапами, а мама с братом колдовали с роботами, Вера прогулялась вдоль квадратов. Остановилась у коричневого.
Парень не замечал её, ковыряясь в брюшке черного микробота. Одновременно клацая по клавишам облупленного ноута.
— Тебе помочь? — тихо спросила Вера. — А то у тебя помощников нет, вроде бы.
Парень поднял голову на девочку:
— Как-нибудь справлюсь.
— Да ну чего ты ломаешься? Мне не сложно. А то у тебя роботы совсем скоро развалятся. Ты где таких старых откопал?
Парень вскочил на ноги, оказавшись на полголовы ниже Веры. Раздраженно сказал:
— Какие смог собрать, такие и есть. Не у всех же богатенькие родители! Ну, чего тебе надо? Давай, иди отсюда. Обойдусь без помощников!
Парень резко отвернулся и хлопнулся коленями на песок, загородив спиной своих страшненьких помощников.
— Ну и подумаешь, — фыркнула Вера и пошла в сторону белого квадрата, обиженно передергивая плечами. — Богатенькие родители. Скажет тоже! Дурень!
Второй этап проходил у искусственных скал, что выстроили в углу стадиона. Гравитационных роботов использовать нельзя. На этапе принимали участие самые младшие участники команд. Стасик побежал к скале, за ним засеменили все оставшиеся роботы.
Теперь Вера села за ноут. Ее участия почти не требовалось. Надо просто следить за состоянием роботов, пока Стаська карабкается по скале на самую вершину. А это пятнадцать метров.
— Выхожу на старт. Как там мои малявки?
Вера окинула взглядом картинку на мониторе ноута — все роботы в полной исправности — их индикаторы горели ровным зеленым:
— Стас, все оки. Нулевая готовность.
Стартовый хлопок.
Брат судорожно сглотнул и швырнул первых роботов на скалы. Те вцепились в камень и стали ввинчивать лапки, закрепляясь.
Вера подогнала джойстиком робота-наблюдателя поближе, чтобы видеть происходящее. Вот братишка встал одной ногой на спины двух нижних роботов, крепче ухватился за спинки верхних. Вытащил из-за пояса еще парочку и кинул их повыше. Подтянулся.
— Далеко не забрасывай — не дотянешься. — Пробормотала Вера в микрофон.
— Без тебя знаю, — сипло выдавил брат, распластавшись на скале.
Следующие минут двадцать в наушниках одно сопение брата, а на экране ноута распластанная на скалах фигурка в белом комбезе. Брат делал все правильно. Как только закреплялся на очередном уровне, открывал от скалы нижних и кидал их повыше. Полз очень тихо, но верно.
— Какой я там? — спросил Стася.
— Вторым идешь. Нормально, прошел половину. Не отвлекайся, братишка.
Рядом со Стасом по скале полз коричневый. Весь взмокший, взъерошенный. Сложно сразу два этапа проходить. Парень устал. Вера даже пожалела его. Хотя коричневый хам и вредина.
— Сколько еще? — опять спросил Стасик. Братишка явно выдыхался.
— Малыш, немного осталось. Каких-то семь метров. Ты сможешь!
— Сама ты «малыш»! — огрызнулся устало брат.
— Не бурчи. «Четвертого» не используй больше — тормозит что-то. И «семерку».
— Понял.
И опять в наушниках сопение и жужжание вгрызающихся в камень роботов.
Вера не находила себе места. Как же сложно вот так сидеть и переживать за брата. Ужас!
И вот Стасик выскочил на вершину.
— А! Ты сделал это! Супер! — завопила Вера. — Ну, ты ваще молодчина!
— А то! — довольно улыбался в сторону робота-наблюдателя Стасик. — Я там случайно не первый, нет?
— Второй! Красный первый, зараза! Но мы прошли! — закричала Вера, вскочила с песка и заплясала неведомый танец от восторга.
Стасик сгреб в кучу своих роботов и прыгнул со скалы вниз. У самой земли врубился страховочный рюкзак, и мягко опустил хозяина на землю.
— Вот выпендрежник! — рассмеялась Вера.
После этого этапа с дистанции сошло еще три команды. Проигравшие ребята мрачно собирали вещи на своих квадратах. Через полчаса на стадионе остались участники последнего соревнования. Время шло к обеду. Солнце нещадно палило.
— Смотри, этот коричневый еще держится, — сказал брат и махнул в сторону парня со старыми микроботами.
— Ой, недолго. Пацан хорошо вымотан. И роботы у него сбоят каждую минуту. На скале пять штук вниз скинул.
— А ты чего, следила за ним? — усмехнулся братишка.
— Вот еще! — фыркнула сестра. — Просто рядом с тобой поднимался. Видно было хорошо.
— Ню-ню! — пропел Стас и поджал губы, сдерживая улыбку. — И чего ты в нем нашла?
— Сейчас по башке получишь! — пригрозила сестра. — Давай к бою готовиться.
Хотя «готовиться» — громко сказано. Надо лишь навесить на руки и плечи гравиташек. Роботы крепко обхватили плечи ребят и замерли, помаргивая огоньками. Белые готовы. А вот стадион сильно преобразился к началу финального этапа — воздушного боя.
Над полем замерцала защитная сетка гравитационного поля. В воздух взмыло целое облако шаров различных размеров — некоторые ростом повыше мамы. Самые крупные, черные, замерли на разной высоте — это препятствия или укрытия. Они закреплены намертво. Между ними сновала туча разнокалиберных свободно болтающихся шариков.
По четырем углам поля высоко в воздухе выплыли ворота для каждой из команд. Играем все против всех. Задача — загнать в свои ворота как можно больше прозрачных шариков. Эта мелочь была слабо различима на фоне многоцветья остальных. Каждый шарик — чуть больше Вериной головы.
На поле же осталось четыре команды-финалиста: белая Веры и Стасика, коричневая этого вредного парня, красные двух девочек-близнецов и оранжевые. У последних вообще целый коллектив. Взрослый парень лет шестнадцати за главного. Ему помогают два мальчугана, ровесники Стаса. Веру больше всего напрягали эти оранжевые. Серьезные противники. Первый конкурс они как раз и выиграли.
Вера все время нервно поглядывала в их сторону. Ребята что-то оживленно обсуждали, не обращая внимания на соперников.
— Ну, кто так делает?! — воскликнул вдруг Стасик. — Ну, зачем ты так?
Вера аж вздрогнула от его вопля. Стасик, всплеснув руками, побежал в сторону коричневого квадрата. Подскочил к коричневому, и бухнулся рядом с ним на песок. Тот сидел на корточках, и остервенело копался в одном из своих развалюх-роботов. Хозяин робота от шатнулся от Стасика и резко что-то сказал. Что именно — не слышно из-за гула трибун. Парнишка даже попытался оттолкнуть Стаса. Вера напряглась и прищурила глаза — если пацаны раздерутся, то придется вмешаться. Стас скрутил дулю и сунул под нос «коричневому». Потому вырвал у него из рук инструменты, и склонился над раскуроченным роботом парня.
— Не поняла-а-а? — протянула Вера. — Это что такое, а?
А ребята уже на пару склонились над роботом, и работали в четыре руки. Вера даже заревновала. Надула обиженно нижнюю губу и отвернулась от новоиспеченных приятелей.
Минут через пять Стаська прибежал, довольно щерясь.
— И на фига ты ему помогал? — вредным голосом спросила Вера.
— Ну, а че он глупость делает? Да ладно, не рычи — делов-то! У него и так помощников нет. Ты готова? Сейчас стартуем.
И словно услышав Стаса, послушно хлопнул стартовый выстрел.
Вера схватила брата за руку, и они белыми рыбками взлетели к своим воротам.
— Вон, смотри. — Вытянула руку Вера в центр стадиона. — Там отличное скопление. Полетели туда.
Ребята нырнули в сторону стаи прозрачных шаров, зачерпнули руками по три штуки и понесли их к белым воротам. Швырнули в огромную белую корзину первую добычу. Тут же над воротами вспыхнула ослепительная шестерка.
— Йес! — крикнул Стасик. — Там еще есть! Пошли!
Брат с сестрой понеслись обратно к скоплению, но второй бросок оказался менее удачным. Точнее, совсем неудачным. Из-за кучки черных шаров налетела оранжевая команда, и сшибли Веру вниз, до самой защитной сетки. А Стасика отшвырнули обратно к воротам.
Вера, вопя от ярости, хлопнулась спиной на защитную сеть, отскочила от нее. И, врубив гравиташек на полную мощность, на огромной скорости понеслась в сторону оранжевой команды. Не рассчитала немного — чуть не пролетела мимо. Чудом успела ухватить за ногу одного из младших пацанов, и изо всех сил швырнула его вверх. Мальчишка с писком врезался в гущу шаров и скрылся из виду.
Бой начался. Дети метались между шарами, отталкивали друг друга, вырывали прозрачные призовые шарики. Через несколько минут решили, что Стасику лучше оставаться на воротах. Его все время отлавливали оранжевые и вышвыривали из центра стадиона. Вера теперь одна гонялась за шарами, отправляла в сторону своих ворот пойманные, и тут же возвращалась в гущу сражения. На втором десятке шаров, девочке пришлось повиснуть на большом черном шаре-препятствии, т.к. совсем выбилась из сил. Странно, но мелькавший в стороне коричневый, сейчас совсем пропал из виду.
Вера осторожно шмыгнула в сторону его ворот. Так и есть! У него снова засбоили роботы. Коричневый юлой крутился на одном месте, бессильно стуча кулаком по правому плечу. Плечевая гравиташка пронзительно пищала и моргала красным индикатором.
— Хех! — злорадно крякнула Вера, и решила подобраться поближе, чтобы посмотреть на мучения соперника.
А подлетев совсем близко, увидела, что парнишка в коричневом комбинезоне плачет с досады. Закусил губу, молотит кулаком по микроботу, и плачет почти навзрыд.
Блин! Вера сразу вспомнила Стаську. Она всегда с трудом переносила его слезы. Еще когда брат был совсем мелким. Все готова ему простить, только чтоб младший братишка не плакал. Просто сердце разрывалось…
Вот же! Вера прыгнула в сторону коричневого. Поймала его руками и ногами.
— Отстань! — крикнул парнишка. Стал бешено вырываться. Но Вера была посильнее.
— Да тихо ты, дурень! — гаркнула на парня. — Снимай этого гада. Запасной есть?
— Это и был запасной! — горько крикнул парнишка. — Последний!
Но трепыхаться перестал, повис в воздухе, шмыгая носом. Начал отдирать от плеча сломанного робота. Вот же! И еще в соревнования полез!
Вера шустро отстегнула у себя от пояса запасного гравиташку, и шлепком приложила к плечу парня. Белый роботенок деловито обхватил плечо соперника. Зажужжал, настраиваясь.
— Подключай его к системе. И побыстрее!
Парень непонимающе хлопал глазами. Вера закатила глаза:
— Не тормози! Подключай его! Блин! Всё — я понеслась!
— Спасибо тебе! — растерянно пробормотал паренек.
— Не за что! — крикнула Вера и резко оттолкнула пацана. Тот кувыркнулся в сторону ворот и судорожно завозился с Вериным роботом.
— Что я творю? — спросила сама у себя Вера и почему-то довольно улыбнулась. А какой интерес выиграть у соперника с поломанной аппаратурой? Правильно — никакого. Это не спортивно, да? Хм…
— Ты куда пропала? Где шары? Мы отстаем! Полчаса осталось! — завопил Стаська, завидев сестру.
— Сейчас будут! — азартно крикнула Вера и ринулась в самую гущу, распинывая цветные шары ногами, молотя локтями по их упругим бокам.

* * *
— Макс! — звонко крикнула Вера, скинув одеяло. — Максимище! Чудовище одноглазое! Я проснулась! Топай сюда!
Визор аккуратно вышел из одежного шкафа. Встал посреди комнаты, включил экран.
Вера сладко потянулась, улыбаясь утреннему солнцу. Вот вчера был и денек. Мамочки мои… Ну, не выиграли и ладно. Второе место тоже круто! В прошлом году вылетели на первом этапе, а теперь второе!
— Второе место круто, Макс?! — спросила девушка у визора. Тот моргнул лампочками, пытаясь понять что от него требует хозяйка. Нервно защелкал каналами.
— Ой, да прекрати! Включай сериал! — рассмеялась девочка.
— Веревка! — донесся с первого этажа крик брательника. — К нам тут гости пришли! Выползай, давай! Хватит дрыхнуть!
— Сам ты «веревка»! — весело крикнула Вера. Но решила спуститься.
На кухне у стола неловко мялся парнишка. Сегодня на нем не было коричневого комбинезона. Но цвету остался верен — одет в кремовую футболу и линялые коричневые джинсы.
Увидев Веру, стесненно улыбнулся и пробормотал:
— Привет. Я тут… это…
— Твоего робота притащил! — гаркнул Стаська и, для убедительности, потряс в воздухе белым микроботом. Брат в этот момент сидел за столом и грыз яблоко. — Интересно, а откуда он взял нашу гравиташку, а?
— Хм! — выдала смущенно Вера. — Нашел, наверно, где-то.
— Аха! Свисти! — довольно захихикал брат. Развернулся на стуле к визитеру и протянул руку: — Меня Стас зовут. А эту дылду — Веревка.
— Стасина, ща по лбу дам! — воскликнула Вера. Схватила со стола корпус от микробота и шутливо замахнулась на брата.
— А! Убивают! Единственного мужика в доме убивают! — завопил Стаська, рухнув под стол. Посидел там секунду и уже оттуда спокойно обратился к ошалевшему гостю:
— А ты садись, давай. Сейчас сока напьемся. Верка не опасная — кричит просто много. А здорово мы вчера оранжевых вынесли?
Парнишка кивнул, улыбнувшись, и подал руку Стасу, помогая вылезти из-под стола.
— Прикинь, меня закинули в корзину! Вот же каззявы! — смеялся брат, усаживая гостя рядом с собой.
Хм. Дни разные на вкус. Это Вера знала давно. Одни сдобные такие, глазированные. Есть, конечно, горькие дни. Бывают серенькие такие, кислющие. А есть со вкусом корицы или меда. Сегодня день будет явно с чем-то таким вкусным.
Вера жевала булочку и хитро поглядывала на смеющихся пацанов. Сегодня день определенно будет вкусным. Даже вкуснее, чем вчера. Наверно, с шоколадом. Точно! День со вкусом шоколада! Хм…

Назад

Проводник Его печати

Далее

Ожидание

  1. Jay

    Рассказ победил на конкурсе «Сорванная «Башня» — 2005 (зима). Фантастика для детей.

Добавить комментарий

создано с помощью WordPress & Автор темы: Anders Norén