Джей Ирин

Пристань литератора

Month: Март 2009

Улыбнись, когда я хлопну

Гера хлопнула прямо на моих глазах. Сначала влажно треснула спина, а потом уже вся Гера словно взорвалась. В воздух выпрыгнул огромный мерзкий стрик. Всё, что осталось от моей девушки, трухой осыпалось в ручей, закрутилось в водовороте и унеслось вниз — к лесу. Стрик расправил уйму прозрачных крылышек, покрутил башкой с огромными фасеточными глазами и с жужжанием унесся в небо. Вот и нет больше Герити.

Read More

Тайный дневник

— А этого тебе слушать не стоит, — сказал Данька, и тронул своим холоднющим указательным пальцем моё ухо.

И я сразу перестал слышать, как на данькиной кухне его мама и дядя Боря уже совсем громко ругаются. Всё другое слышал – как Данька сопит, уставившись в книгу. Слышал вопли малышни за окном, а тетю Таю и дядю Борю вот вообще не слышал. Это Даня может. Иногда я обижаюсь, когда он за меня решает – что правильно, а что нет. Что мне слушать, а что нет. Но не сильно так обижаюсь – всё-таки он мой друк.

Read More

Пусть лучше здесь живут чудовища всякие

Мальчик склонил голову к плечу и, прищурясь, посмотрел на закат.

Закат был красив. Красно-оранжевый. Он где-то слышал, что если смотреть на закатное солнце, то глаза будут зоркими.

Солнце постепенно превращалось в большой оранжевый сугроб на горизонте. На планету опускались сумерки.

Read More

Ожидание

Телевизор что-то радостно бубнил, безрезультатно борясь с приглушенным звуком. Тикали часы на стене. До конца года осталось несколько минут. Сейчас появится президент.
Я бездумно смотрел на экран — внутри меня пушистым котенком свернулась тишина. Настроение дождливое какое-то. Праздник умчался сегодня утром, захлопнув за собой дверь, закрыв от меня шум и веселую суету.
Мама с папой, проведав, что я проведу новогоднюю ночь дома и согласен остаться один с братишкой, быстро собрались и, расцеловав нас, унеслись к друзьям.

Read More

День со вкусом шоколада

Дни разные на вкус. Вера выяснила это давно. Еще прошлым летом. Одни сдобные такие, маком посыпанные, хрустящие и поджаристые. Другие смешливые, как леденцы, щекотные такие или свежие и пушистые, как персики. Есть, конечно, безвкусные дни. Вера такие не очень любила. А кто любит? А еще бывают даже не просто безвкусные, а ужас какие безвкусные. Такие серенькие, ленивые, скучные такие деньки. Вечером, забираясь в кровать, и не понятно — то ли был день, то ли не было его совсем. Но сегодня день будет самый навороченный, самый классный, самый вкусный… Если, конечно, мы выиграем.

Read More

Проводник Его печати

Прошлое совсем не помню. Иногда, во снах, та жизнь напоминала о себе смутными картинками-образами.
Маленький дворик, окруженный темно-желтыми двухэтажными домами, снился чаще всего. Асфальтовые дорожки и палисадники двора усыпаны тополиной листвой. Вдоль домов, по круговой дороге, на взрослом велосипеде едет подросток. Велосипед большой и пацан, неловко изогнувшись, просунул ногу под рамой, со скрипом крутит педали. Что за мальчишка я не помню. Может брат, а может и нет.

Read More

Ладонь прозрачная

— О-о-о! — удивленно протянул Бьолка. — Твоя ладонь! Смотри!
Жло медленно поднес к лицу огромную руку и сквозь прозрачные пальцы не менее удивленно посмотрел на маленького Бьолка, сына Чивика.
— О-о-о! У Жло стеклянная рука! — Завопил мальчишка, вскакивая с земли. Развернулся на пятках и сиганул на тропу. — А у Жло! Стеклянная! Рука!

Powered by WordPress & Theme by Anders Norén